лучшие переводы алисы в стране чудес

Самый корректный перевод Алисы у Нины Демуровой

Перевод Нины Михайловны Демуровой, изданный впервые в Болгарии, в Софии, в 1966 году, стал лучшим русским переводом «Алисы в стране чудес». Академически точный, внимательный к деталям, изобилующий изящными аналогиями, этот перевод стал каноническим русским текстом.
Тут я искусство Демуровой сравниваю с искусством С.С.Хоружего, кому с такими же лингвистическими сложностями, удалось с блеском осилить невероятно тяжёлого, практически «непереводимого» Джеймса Джойса (роман «Улисс»).(*)

Демурова первой не побоялась сохранить английский дух сказки (так же, как Хорунжий «виртуозно обтесал» книжку ирландского производства) — до этого переводчики адаптировали текст, изменяли имена героев, делая их «более русскими»: Аня или Соня вместо Алисы, Масленичный кот вместо Чеширского и так далее.

Демурова смогла одновременно сохранить английские названия и передать игру слов — в этих случаях, конечно, приходилось отходить от текста. Например, Кэрролл «склеил» несколько названий насекомых, создав серьезную проблему для переводчиков. Совместив Rocking-horse (качалку) и Horse-fly (слепень), он получил Rocking-horse-fly, причем слово horse стало «клеем», с помощью которого он совместил слова. Как передать это по-русски? Rocking-horse-fly, по замыслу автора, деревянная, ест опилки и перелетает с ветки на ветку, только когда хорошенько раскачается. Демурова также совместила два слова — баоБАБ и БАБочку, используя в качестве «клея» буквосочетание БАБ:

— [. ] Значит, какие у вас насекомые?
— Ну вот, к примеру, есть у нас Бабочка, — сказала Алиса и загнула на руке один палец.
— А-а, — протянул Комар. — Взгляни-ка на этот куст. Там на ветке сидит. знаешь кто? Баобабочка! Она вся деревянная, а усики у нее зеленые и нежные, как молодые побеги!
— А что она ест? — спросила Алиса с любопытством.
— Стружки и опилки, — отвечал Комар.

Это лишь одна из многих остроумных находок, благодаря которым перевод Нины Демуровой стал наиболее известным и обрел статус канонического. Ей во многом удалось сохранить характер речи автора: четкий, выразительный, сдержанный, динамичный.

Перевод в этом варианте сохраняет национальный английский колорит и одновременно делает сказку доступной для русскоязычного читателя.
Стишки в текстах переводили известные русские и советские поэты уровня Маршака и чуть ниже по статусу, но так же умело.
—————
В сказках Кэрролла реальность превращается в структурную игру, в которой он, как математик и лингвист, свел запутанные отношения между людьми к ироничной логической игре.
Лингвистические каламбуры стали серьезной проблемой при переводе «Алисы» на другие языки. Многие переводчики пытались перевести словесную игру Льюиса Кэрролла, сохранив смысл первоисточника — но, к сожалению, далеко не все в этом преуспели. Смысловые оттенки логической эквилибристики Кэрролла понятны не всегда и сложны для перевода, поэтому аналоги не всегда получались удачными.
Закономерности, которые Алиса находила между едой и характером («от горчицы — огорчаются», «от чая — отчаиваются» и прочее), в оригинале основаны на другой игре слов: прилагательные применяются к людям. Например, sweet по отношению к еде переводится как «сладкий», а по отношению к человеку — «милый»; hot — с одной стороны — «острый», а с другой — «вспыльчивый» и так далее.
Льюис Кэрролл в Стране чудес, смешав два слова — «качалка» (rocking-horse) и «слепень» (horse-fly), создал «слепня-качалку» (Rocking-horse-fly), а взяв бутерброд (bread-and-butter) и бабочку (butterfly), получил летающий бутерброд (Bread-and-butterfly).
Переводчики поиграли и с другими насекомыми и получили «Баобабочку», «Стрекозла» и «Бегемошку» (перевод Демуровой); «Хлебабочка», «Жук-Пирогач» и «Бамбукашка» (перевод Щербакова); «Ба! Бочка!», «Слетополь» и «Осина» (громадная оса) (перевод Яхнина); «Торшершень», «Пчелампа» и «Саранчайник» (перевод Орла).
Трудности возникали и с переводом имен персонажей. Так, знаменитая Гусеница в оригинале звучит Caterpillar, что означает существо мужского пола. Благодаря стараниям некоторых переводчиков в Стране чудес может повстречаться Червяк, Шелкопряд или даже Мудрый гусениц.
Благодаря таланту Льюиса Кэрролла создавать словесные каламбуры, пропитанные логическими размышлениями, мы теперь имеем не одну сказку о приключениях Алисы в Стране чудес, а более десятка ее интерпретаций.

(*) С.Хоружий переводил «Улисса» в паре с В.Хинкисом. Но В.Хинкис в 1981 году скончался, и заканчивал перевод книги С.Хоружий.

Источник

Как Алису учили говорить по-русски. Обзор переводов сказки

Книгу «Алиса в Стране чудес» относят к числу самых трудных для перевода. Перевод затрудняется из-за английских острот, каламбуров, лингвистических особенностей, филологических тонкостей, фольклора. А при дословном переводе, «кальке» на русский теряется игра слов, исчезает юмор. В 1964 году даже вышла отдельная книга, посвященная технике перевода «Алисы» на разные языки: Alice in Many Tongues. The Translations of “Alice in Wonderland” («Алиса на многих языках. Переводы “Алисы в Стране чудес”») автора В. Вивера.

Однако популярность сказки сыграла свою роль: книгу перевели на 125 различных языков, хотя и нужно отметить, что не все переводчики блистательно решили лингвистические головоломки Льюиса Кэрролла.

Ниже приводим обзоры наиболее известных переводов «Алисы» на русский язык. Некоторые тексты мы будем сравнивать с переводом Нины Демуровой, так как он признан каноническим текстом сказки на русском языке. Полный перечень изданных переводов вы найдете внизу этой страницы. Мы сразу хотим оговориться, что сложно объективно оценить качество какого-либо перевода — каждый переводчик руководствовался собственным представлением о том, как должна зазвучать сказка по-русски.

«Соня в царстве дива»

На русском языке книга впервые вышла в 1879 году. Перевод-пересказ, выпущенный в России, назывался «Соня в царстве дива».

Sonja v carstve diva
«Соня в царстве дива»

Ее отпечатали в московской типографии А. И. Мамонтова; ни автор, ни переводчик указаны не были. Тем не менее в нее включены оригинальные иллюстрации Тенниела.

Перевод был выполнен по принципу русификации — зарубежные факты и реалии заменили российскими: вместо Вильгельма Завоевателя — Наполеон, вместо Безумного шляпника — Илюшка-лжец, безумное чаепитие стало «шальной беседой» и оказалось действительно бессмысленным.

Критики восприняли издание отрицательно и были категоричны. Журнал «Женское образование» опубликовал такую рецензию:

Есть книги, о которых и десяти слов сказать не хочется, до того они ниже всякой критики. Лежащее перед нами издание принадлежит именно к их числу. Бессодержательнее и нелепее этой сказки или, вернее, просто небывальщины (так как в создании сказки предполагается участие фантазии) трудно себе что-нибудь представить. Советуем всем матерям пройти мимо этого никуда не годного измышления, не приостанавливаясь ни на минуту.

Критик «Народной и детской библиотеки» высказался еще резче:

В маленькой книжке, переполненной орфографическими ошибками и стоящей непомерно дорого, помещен какой-то утомительно скучнейший, путанейший болезненный бред злосчастной девочки Сони; описание бреда лишено и тени художественности; остроумия и какого-нибудь веселья нет и признаков.

Увидеть экземпляр можно на выставке в Санкт-Петербургской государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

«Приключенiя Алисы въ волшебной стране» (А. Н. Рождественская)

В 1908 году опубликован перевод Александры Николаевны Рождественской. Перевод под названием «Приключенiя Алисы въ волшебной стране» в 1908–1911 годах публиковался в журнале «Задушевное слово» (том 49, №№ 1–7, 9–21, 22–33) и только в 1911 году был издан в типографии «Вольф» в Санкт-Петербурге. Оба раза перевод сопровождался иллюстрациями Чарльза Робинсона.

«Приключенiя Алисы въ стране чудесъ» (П. С. Соловьёва)

В 1909 году книга издается в переводе Поликсены Сергеевны Соловьевой, при печати был указан ее псевдоним — Allegro. Как и предыдущие переводы, он был основан на замене зарубежных понятий на русские, но отличался высоким качеством и тщательным подходом переводчика.

«Аня в стране чудес» (В. Сирин)

В 1923 году опубликован перевод Набокова.

Главную героиню он назвал Аней, Черепаху Квази — Чепупахой, а Чеширский кот стал Масленичным. Отлично адаптированы стихи — эти строчки узнает даже ребенок:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Тебя считают очень старым:
Ведь, право же, ты сед.

Мнения критиков относительно этого перевода неоднозначны. С одной стороны, адаптация выполнена великолепно. Но, с другой стороны, была ли вообще идея адаптировать текст настолько хорошей? Героиня перестала быть английской, но едва ли ее можно считать русской. В некоторых случаях выбор эпитетов и построение фраз кажется не совсем логичным:

Аня не имела ни малейшего представления, что такое долгота и широта, но ей нравился пышный звук этих двух слов.

Аня сразу сообразила, что он говорит о веере и о паре белых перчаток, и она добродушно стала искать их вокруг себя.

Тогда вам все равно, какую дорогу взять.

«Алиса в Стране Чудес» (А. П. Оленич-Гнененко)

В 1940 году вышел перевод А. П. Оленича-Гнененко, который переиздавался до 1960-х и в свое время был наиболее известным переводом зарубежной сказки.

Подход Оленича-Гнененко противоположен подходу Демуровой — он переводил каждое слово буквально, даже не пытаясь сохранить игру слов и найти способ передать ее по-русски. Однако и у этой версии есть свои поклонники, хотя она уже давно не издавалась.

«Приключения Алисы в стране чудес» (Б. В. Заходер)

В 1971 году книга «Алиса в Стране чудес» увидела свет в переводе советского поэта и детского писателя Бориса Владимировича Заходера.

Читайте также:  лучшие бани ленинградской области

Его перевод более объемен, чем текст Демуровой. Он не такой лаконичный — более многословный, однако именно благодаря этому понятнее детям. Как и предшественники, Заходер адаптировал текст, используя русские понятия вместо английских. Он смог замечательно передать шутки и игру слов — пожалуй, его текст так же богат с этой точки зрения, как и «каноническая Демурова». Он нашел несколько очень удачных решений при переводе — например, Шляпника в его интерпретации зовут Шляпой по аналогии с выражением «форменная шляпа!». Некоторые его переводы не так удачны, например известную нам по переводу Демуровой Гусеницу Заходер окрестил Червяком.

В 2000-х годах, когда книга стала необычайно популярна, многие переводчики предложили собственные интерпретации текста на русском — некоторые были изданы, другие — нет.

Источник

Какая «Алиса» – самая лучшая? Современные издания культовой сказки Льюиса Кэрролла

6255

Льюис Кэрролл. Алиса для малышей; Льюис Кэрролл. Алиса в Стране чудес; Льюис Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

Льюис Кэрролл. Алиса для малышей

000000001 3725Издательство Тримаг, 2011 г.

Книга выдержана в винтажном стиле, над ней хочется чахнуть. Осторожно брать дрожащими руками в кружевных перчатках, обязательно принюхиваться – не пахнет ли сундуком, пылью веков. Состаренная обложка, давно забытый тканевый корешок, страницы прошиты крупными белыми стежками. Сами страницы бежево-желтого цвета, и текст набран коричневым шрифтом, только завитушек не хватает. И хорошо, что их нет. В начале книги приводится стихотворение Кэрролла «Милая детская», затем предисловие от автора, адресованное мамам. Завершает сказку чистый лист с надписью в уголке: «переверни страницу». Переворачиваем – и читаем «пасхальное приветствие» каждому ребенку с еще одним рождественским стихом.

Что касается текста, он очень эмоциональный, с доверительными интонациями и обращениями к читателю: «Ты никогда не догадаешься, что произошло. Тебе рассказать?», «Рассказать тебе о том, как Алиса побывала у Герцогини? Уверяю тебя, это было очень интересно». Конечно, сказка о стране чудес здесь упрощенная без философских изысков, эдакий «Колобок» по-кэрролловски, рассчитанный на детей 3-5 лет. Но книга все равно потрясающая, и любителям «Алисы» стоит иметь ее в своей библиотеке, как младшую сестренку гениального произведения, потрясшего мир.

Цена книги в магазинах

550 руб. (72 стр., мелованная бумага, цветные иллюстрации).

000000001 3726

Льюис Кэрролл. Алиса в Стране чудес

Издательство Махаон, 2011 г.

«Алису в Стране чудес» не выпускает только ленивый, особенно после выхода фильма Тима Бёртона, поднявшего новую волну интереса к «Алисе». Можно купить «махаоновскую» же, с жутковатыми иллюстрациями Ребекки Дотремер или совершенно безумную книжку издательства А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА с картинками Вячеслава Ерко (к сожалению, ее ругают за опечатки), и еще десятки разных изданий, выбирай на вкус и по цене. Лично мне больше понравилась эта книга с иллюстрациями Роберта Инглена в соотношении цена/качество.

000000001 3728

Удобный квадратный формат, плотная бумага и множество, великое множество иллюстраций, перевод Нины Демуровой (и С.Маршака – стихи). Читать о стране чудес можно лет с шести, если ребенок – активный «читатель», а лучше позже.

Цена книги в магазинах

000000001 3727

Льюис Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

000000001 3729Издательство Махаон, 2011 г.

«Зазеркалью» повезло гораздо меньше – его выпускают единицы. И в каждом издании что-то не так. То опечаток много, то адаптированный пересказ вместо оригинального текста, то картинок мало. Наиболее приятный вариант – далеко не лучший, но хотя бы не испорченный до неузнаваемости – обычная «махаоновская» недорогая книга из серии «сказочные повести». Перевод Владимира Орла знаком нам с детства.

А помнишь, как по синей воде

Легкую лодочку ветер гонит?

Июльский вечер. Покой везде.

Слушают дети. И солнце тонет:

Алый круг еще над рекой.

Памяти этой время не тронет.

Льдом и ветром, злом и тоской.

Едким снегом и тусклым светом

Зима покрыла июльский покой.

А память – она не рассталась с летом.

Но нет, я найду Алису! А где?

Сказка не может кончаться на этом.

Легкая лодка на синей воде.

Июльский вечер. Солнце садится:

Длинный луч скользит по гряде.

Да разве все это небылица?

Есть ли Алиса? Была ли она?

Легко ли поверить, что детские лица –

Лишь одно дуновенье сна?

Иллюстрации Ирины Гавриловой – обычные мультяшные плоские картинки. Удивляет Алиса с раскосыми глазами, похожая на китайчонка, но в целом иллюстрации терпимые, детям понравятся.

Источник

Лучшие переводы алисы в стране чудес

Новый перевод «Алисы в стране чудес» — это всегда важное литературное событие. О том, какими предстают главные тексты Кэрролла по версии перевдчика Евгения Клюева, рассказывает Анна Яковлева, филолог, директор книжного магазина «Перемен», руководитель детского научного клуба, коллекционер «Алисы» (между прочим, защитивший диссертацию по этой книге).

В конце концов, Алиса Лидделл, которая давно уже — отдельный персонаж. И у нас на глазах родилась еще одна Алиса — Алиса Флоор Ридер и Евгения Клюева, теперь неразделимого, как Кэрролл и Тенниелл, фламандского дуэта иллюстратора и автора. Поздравляем вас с этим и предлагаем поговорить о ней за глаза.

Эта Алиса носит очки, кеды и рюкзак, она истинно «странный ребенок» — но почему такой? Викторианские дети, как мы знаем, это маленькие взрослые и визуально, и оценочно — Алиса Кэрролла в этом смысле совершенно обычный ребенок, только в необычных обстоятельствах. Алиса-Аня Набокова умна и рациональна, она странная относительно представлений других людей о детях из нашей неволшебной страны начала двадцатого века. Борис Заходер ставит Алису как ребенка в центр всех миров и говорит нам об этом уже в предисловии к своему пересказу. Демурова сделала из Алисы литературного персонажа — и вот мы уже бьемся за эту версию как за истину. Чем же так важна и отличается от других новая Алиса и почему она обязательно и очень быстро войдет в этот негласный канон?

big

Боюсь громкого заявления, но пожалуй, Алиса Клюева — первая, кто постоянно пытается ответить именно на этот вопрос. И это ужасно важно для искусства в целом — с его помощью мы пытаемся постичь не столько сам мир, сколько себя и свое место в нем. Эта Алиса может вести модные сейчас тренинги по осознанности и эмоциональному интеллекту. Перед нами больше не отрешенный и не паникующий ребенок в мире взрослых, которого болтает от одного безумца у власти к другому — этот подросток (а мне она видится определенно не восьмилеткой) изучает мир, в котором ей жить, соблюдая баланс между самоопределением (я еще не разобралась в себе, но никому из вас не позволю вешать на себя ярлык) и попытками понять других.

Она постоянно фиксирует свои изменения — тут я еще большая, а тут маленькая, для Голубицы я змея, для Грифона — неуч, для солдат — защитник, а для Герцогини — подружка, но никто из вас не определяет меня настоящую, и на вопросы о своей сути она никогда не отвечает чужими словами. И, конечно, эта Алиса носит не фартук и чулки, социальную роль, а короткое платье и кеды, выбирая для себя вещественный фенотип сама, оставаясь при смене образа очевидно той самой архетипической Алисой. И этот случайный гений Кэрролла, конечно, не перестает восхищать мир уже полтора столетия. Рядовой математик и посредственный священник, социопат и зануда создал для человечества текст, который каждый — каждый — читатель преобразует во что-то свое, но при этом — общее. Не в этом ли смысл искусства — выделять каждого и объединять всех?

Впрочем, в споре, кто главный герой сказки — девочка или язык, в новом переводе победит, конечно, второй. Всем обязательно нужно читать самого Клюева — от «Сказок на всякий случай» до романа «Между двух стульев». И дело не в восхищении словесной эквилибристикой, не в каламбурах и созвучиях, а в одной простой мысли: вначале было слово. Мы, так называемые люди, завладели этой планетой, изобретя абстракцию — поместив весь мир в себя, сжав огромные реальные объекты — кита, Солнце, всю Вселенную — до одного слова. И этот механизм столь сложен и естественен, что неизбежны ошибки и многозначности при передаче. Язык Кэрролла уловил и передал это первым, а Клюев сумел показать эти радости и сложности коммуникации на языке русском.

— Тогда и говорили бы, что имеете в виду, — укорил ее Мартовский заяц.

— Я так и делаю, — мигом откликнулась Алиса. — Или хотя бы всегда имею в виду то, что говорю… Это одно и то же.

— А вот и не одно и то же! — крикнул Головной Уборщик. — Вы бы еще сказали, будто «я вижу то, что ем» и «я ем то, что вижу» — одно и то же!

— Вы бы еще сказали, будто «я люблю то, что получаю» и «я получаю то, что люблю» — одно и то же, — прибавил Мартовский заяц.

Читайте также:  лучшая пара для женщины овен

— Вы бы еще сказали, — включилась вроде бы спавшая Соня, — будто «я дышу, когда сплю» и «я сплю, когда дышу» — одно и то же!

— По крайней мере, для тебя так оно и есть! — Ответил Соне Головной Уборщик…

Новая Алиса попадает не в волшебную подземную страну, она попадает в тот единственный мир, который у нас есть. Она пока еще не задает вопросы, почему он именно такой, но уже столкнулась с теми, кто тоже пытается понять мир снаружи себя — и, что особенно важно, дает им право на свою картину мира. Я читала «Алису» тысячу раз, но только в этом переводе по-настоящему обратила внимание на последние абзацы — в них старшая сестра Алисы внимательно слушает пересказ «странного сна», а потом погружается в него же. И это вдруг вселяет огромную надежду на то, что один человек однажды сумеет понять другого человека и даже увидит мир его глазами. Именно этим, на мой взгляд, несколько тысячелетий занимается искусство, и Льюис Кэрролл становится великим, великим художником, дающим нам право смотреть на его мир своими глазами, впускающим нас через маленькую дверцу в волшебный сад другого человека.

1 14250 1467967919 7359Сначала ей снилась сама Алиса: как та, обхватив маленькими ручками колени сестры, смотрела на нее горячими сияющими глазами; и можно было услышать все ее интонации и увидеть, как забавно она вскидывает голову, отбрасывая со лба непослушную челку, которая, разумеется, немедленно опять падает ей на лоб… Но тут сестра прислушалась, и ей стало казаться, что все вокруг оживает и наполняется забавными существами из Алисиного сна.

Вот и у ее ног зашуршала высокая трава, когда мимо промчался Белый Кролик, вот испуганная мышь заплескалась, а пруду, в то время как Мартовский Заяц и его друзья предавались своему нескончаемому чаепитию, а визгливый голос Королевы приказывал обезглавить несчастных гостей; и опять чихал младенец-свинтус на коленях у Герцогини, под градом разлетающихся вдребезги блюд и блюдечек, опять раздавался вопль Грифона и скрипел карандаш ящерицы Билла, опять слышался писк морских свинок, чьи восторги подавлялись, а чуть поодаль — всхлипывания бедного Черрипаха…»

Мы все время ищем себя в Стране чудес среди этих странных антропоморфных персонажей, в то время как каждый из нас — сестра Алисы, слушающая пересказ приключения внутри чужой головы. Здесь-то и прячется настоящее чудо, настоящее волшебство — в надежде на переводимость и понимание одного человека другим. Поэтому нам постоянно нужен новый перевод «Алисы», но в наши дни это мог сделать только Евгений Клюев. Ужасно интересно, что будет с текстом через пятьдесят и сто лет, но пока давайте отметим это большое событие: время пить чай!

Источник

Лучшие переводы алисы в стране чудес

Думай о смысле, а слова придут сами!

В первый день зимы хочется чего-то празднично-легкого, искристого, веселого. А что делать, если за окном +6 ºС и слякоть? Чашка горячего какао готова. Осталось найти к ней приятное дополнение.

Говорят, что бесконечно можно смотреть на три вещи: горящий огонь, бегущую воду и работу другого человека. Камин отпадает по техническим причинам, река — по погодным условиям. Значит, посмотрю на работу других переводчиков!

Например, над «Алисой в Стране Чудес», которую по праву считают одним из самых сложных для перевода произведений мировой литературы. (Кстати, не так давно книга отметила 150-летний юбилей.) Заодно и пищи для размышлений прибавится…

В.В.Набоков (1923)
Чем дальнее, тем странше!

«Как и все английские дети (а я был английским ребенком), Кэрролла я всегда обожал», — признавался автор «Лолиты».

При этом, следуя дореволюционной переводческой традиции, Набоков перенес образы и речевой строй оригинала на российскую почву. И Алиса превратилась в Аню, зажив новой жизнью. Интересно, что вместо английского фольклора Набоков пародировал нравоучительные стишки своего времени.

Н.М.Демурова/ Д.Г.Орловская (1966)
Все страньше и страньше!

«Необходимо было передать особый, то лукавый и озорной, то глубоко личный, лирический и философский дух сказок Кэрролла, воспроизвести своеобразие авторской речи – сдержанной, четкой, …зато предельно динамичной и выразительной», — вспоминает литературовед Демурова.

Именно этот вариант, вышедший в серии «Литературные памятники» с оригинальными иллюстрациями Джона Тенниела, получил наибольшую известность и признание. Только что заметила: книга издана под эгидой главной редакции физико-математической литературы…

Б.В.Заходер (1971)
Ой, все чудесится и чудесится!

«Будь моя воля, я назвал бы книжку, например, так: “Аленка в Вообразилии”. Или “Аля в Удивляндии”. Или “Алька в Чепухании”. Ну уж, на худой конец: “Алиска в Расчудесии”. Но стоило мне заикнуться об этом своем желании, как все начинали на меня страшно кричать, чтобы я не смел. И я не посмел!» — написал Борис Заходер.

И все же, обратившись к любимому жанру «пересказа», блестящий переводчик решился на значительные вольности. Кстати, Заходер признавался, что это его любимая книга. Прежде чем сделать перевод с английского «Алисы», он 25 лет перечитывал ее в оригинале.

Ниже приведены пять ярких фрагментов с тремя вариантами переводов для каждого (Набоков/Демурова/Заходер).

“Who are YOU?’ said the Caterpillar.
This was not an encouraging opening for a conversation.
Alice replied, rather shyly, `I—I hardly know, sir, just at present—at least I know who I WAS when I got up this morning, but I think I must have been changed several times since then.’
“What do you mean by that?” said the Caterpillar sternly. “Explain yourself!”
“I can’t explain MYSELF, I’m afraid, sir’ said Alice, `because I’m not myself, you see.”
“I don’t see,” said the Caterpillar.
“I’m afraid I can’t put it more clearly,” Alice replied very politely, “for I can’t understand it myself to begin with; and being so many different sizes in a day is very confusing.”

Carroll Translations 1

Иллюстрации здесь и далее: Джон Тенниел

– Кто ты? — спросила Гусеница.
Это было не особенно подбадривающим началом для разговора. Аня отвечала несколько застенчиво: «Я… я не совсем точно знаю, кем я была, когда встала утром, а кроме того, с тех пор я несколько раз «менялась».
– Что ты хочешь сказать этим? — сердито отчеканила Гусеница. — Объяснись!
– В том-то и дело, что мне трудно себя объяснить, — отвечала Аня, — потому что, видите ли, я — не я.
– Я не вижу, — сухо сказала Гусеница.
– Я боюсь, что не могу выразиться яснее, — очень вежливо ответила Аня. — Начать с того, что я сама ничего не понимаю: это так сложно и неприятно — менять свой рост по нескольку раз в день.

– Ты… кто… такая? — спросила Синяя Гусеница.
Начало не очень-то располагало к беседе.
– Сейчас, право, не знаю, сударыня, — отвечала Алиса робко. — Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась.
– Что это ты выдумываешь? — строго спросила Гусеница. — Да ты в своем уме?
– Нe знаю, — отвечала Алиса. — Должно быть, в чужом. Видите ли…
– Не вижу, — сказала Гусеница.
– Боюсь, что не сумею вам все это объяснить, — учтиво промолвила Алиса. — Я и сама ничего не понимаю. Столько превращений в один день хоть кого собьет с толку.

Червяк вынул изо рта чубук и сонно, медленно произнес:
– Кто — ты — такая?
Хуже этого вопроса для первого знакомства он ничего бы не мог придумать: Алиса сразу смутилась.
– Видите ли… видите ли, сэр, я… просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех нор я все время то такая, то сякая — словом, какая-то не такая. — И она беспомощно замолчала.
– Выражайся яснее! — строго сказал Червяк.- Как тебя прикажешь понимать?
– Я сама себя не понимаю, сэр, потому что получается, что я — это не я! Видите, что получается?
– Не вижу! — отрезал Червяк.
– Простите меня, пожалуйста,- сказала Алиса очень вежливо, — но лучше я, наверное, не сумею объяснить. Во-первых, я сама никак ничего не пойму, а во-вторых, когда ты то большой, то маленький, то такой, то сякой, то этакий, — все как-то путается, правда?

“Cheshire Puss,” she began, rather timidly, as she did not at all know whether it would like the name: however, it only grinned a little wider. “Come, it’s pleased so far,” thought Alice, and she went on. “Would you tell me, please, which way I ought to go from here?”
“Would you tell me, please, which way I ought to go from here?”
“That depends a good deal on where you want to get to,” said the Cat.
“I don’t much care where—” said Alice.
“Then it doesn’t matter which way you go,” said the Cat.
“—so long as I get SOMEWHERE,» Alice added as an explanation.
“Oh, you’re sure to do that,» said the Cat, “if you only walk long enough.”

Читайте также:  лучшие аппараты для суставов

– Масляничный Котик, — робко заговорила она, не совсем уверенная, понравится ли ему это обращение. Однако он только шире осклабился. «Пока что он доволен», — подумала Аня и продолжала: — Котик, не можете ли вы мне сказать, как мне выйти отсюда?
– Это зависит, куда вам нужно идти, — сказал Кот.
– Мне-то в общем все равно, куда, — начала Аня.
– Тогда вам все равно, какую дорогу взять, — перебил ее Кот.
– Только бы прийти куда-нибудь, — добавила Аня в виде объяснения.
– Прийти-то вы придете, — сказал Кот, — если будете идти достаточно долго.Carroll Translations 2

— Котик! Чешик! — робко начала Алиса. Она не знала, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбнулся в ответ.
— Ничего, — подумала Алиса, — кажется, доволен.
Вслух же она спросила:
— Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
— А куда ты хочешь попасть? — ответил Кот.
— Мне все равно… — сказала Алиса.
— Тогда все равно, куда и идти, — заметил Кот.
— …только бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса.
— Куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот. — Нужно только достаточно долго идти.

– Чеширский Мурлыка… — заговорила Алиса несмело — она не знала, понравится ли ему такое обращение.
Кот в ответ улыбнулся еще шире.
«Значит, не сердится», — подумала Алиса и продолжала:
– Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
– Это во многом зависит от того, куда ты хочешь прийти, — ответил Кот.
– Да мне почти все равно, — начала Алиса.
– Тогда все равно, куда идти, — сказал Кот.
– Лишь бы попасть куда-нибудь,- пояснила Алиса.
– Не беспокойся, куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот, — конечно, если не остановишься на полпути.

“Take some more tea,” the March Hare said to Alice, very earnestly.
“I’ve had nothing yet,” Alice replied in an offended tone, «so I can’t take more.»
“You mean you can’t take less,” said the Hatter: «it’s very easy to take more than nothing.»
“Nobody asked your opinion,” said Alice.
“Who’s making personal remarks now?” the Hatter asked triumphantly.

– Еще чаю? — вдумчиво сказал Мартовский Заяц, обращаясь к Ане.
– Я совсем не пила, — обиделась Аня, — и потому не могу выпить е_щ_е.
– Если вы еще чаю не пили, — сказал Шляпник, — то вы можете еще чаю выпить.
– Никто не спрашивал вашего мнения! — воскликнула Аня.
– А кто теперь делает личные замечания? — проговорил Шляпник с торжествующим видом.

– Выпей еще чаю, — сказал Мартовский Заяц, наклоняясь к Алисе. – Еще? — переспросила Алиса с обидой. — Я пока ничего не пила.Carroll Translations 3
– Больше чаю она не желает, — произнес Мартовский Заяц в пространство.
– Ты, верно, хочешь сказать, что меньше чаю она не желает: гораздо легче выпить больше, а не меньше, чем ничего, — сказал Болванщик.
– Вашего мнения никто не спрашивал, — сказала Алиса.
– А теперь кто переходит на личности? — спросил Болванщик с торжеством.

– Почему ты не пьешь больше чаю? — спросил Заяц заботливо.
– Что значит «больше»? — обиделась Алиса. — Я вообще ничего тут не пила!
– Тем более! — сказал Шляпа. — Выпить больше, чем ничего, — легко и просто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего, — это был бы фокус!
– А вас никто не спрашивает! — выпалила Алиса.
– Так-с! Кто теперь делает замечания малознакомым людям? — победоносно сказал Шляпа.

“You’re thinking about something, my dear, and that makes you forget to talk. I can’t tell you just now what the moral of that is, but I shall remember it in a bit.”
“Perhaps it hasn’t one,” Alice ventured to remark.
“Tut, tut, child!” said the Duchess. «Everything’s got a moral, if only you can find it.”

Carroll Translations 4– Ты о чем-то думаешь, моя милочка, и потому молчишь. Я сейчас не припомню, как мораль этого, но, вероятно, вспомню через минуточку.
– Может быть, и нет морали, — заметила было Аня.
– Стой, стой, деточка, — сказала Герцогиня, — у всякой вещи есть своя мораль — только нужно ее найти.

– Ты о чем-то задумалась, милочка, и не говоришь ни слова. А мораль отсюда такова… Нет, что-то не соображу! Ничего, потом вспомню…
– А, может, здесь и нет никакой морали, — заметила Алиса.
– Как это нет! — возразила Герцогиня. — Во всем есть своя мораль, нужно только уметь ее найти!

– Ты о чем-то задумалась, дорогая, и позабыла, что нужно поддерживать беседу. А какая отсюда мораль, я сейчас не могу тебе сказать, но скоро вспомню.
– А может быть, никакая, — отважилась сказать Алиса.
– Что ты, что ты, деточка, — сказала Герцогиня, — во всем есть мораль, только надо уметь ее найти!

Here one of the guinea-pigs cheered, and was immediately suppressed by the officers of the court. (As that is rather a hard word, I will just explain to you how it was done. They had a large canvas bag, which tied up at the mouth with strings: into this they slipped the guinea-pig, head first, and then sat upon it.)
“I’m glad I’ve seen that done,” thought Alice. “I’ve so often read in the newspapers, at the end of trials, `There was some attempts at applause, which was immediately suppressed by the officers of the court’, and I never understood what it meant till now.»

%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D0%B0 %D0%B2 %D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B5 %D1%87%D1%83%D0%B4%D0%B5%D1%81 %D0%BA%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B9 %D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B4 %D0%BB%D1%83%D1%87%D1%88%D0%B5 6Тут одна из морских свинок восторженно зашумела и тотчас была подавлена стражниками. (Делалось это так: у стражников были большие холщевые мешки, отверстия которых стягивались веревкой. В один из них они и сунули вниз головой морскую свинку, а затем на нее сели.)
«Я рада, что видела, как это делается, — подумала Аня. – Я так часто читала в газете после описания суда: были некоторые попытки выразить ободрение, но они были сразу же подавлены. До сих пор я не понимаю, что это значит».

Тут одна из морских свинок громко зааплодировала и была подавлена. (Так как это слово нелегкое, я объясню тебе, что оно значит. Служители взяли большой мешок, сунули туда свинку вниз головой, завязали мешок и сели на него.)
– Я очень рада, что увидела, как это делается, — подумала Алиса. — А то я так часто читала в газетах: «Попытки к сопротивлению были подавлены…» Теперь-то я знаю, что это такое!

Тут какая-то Морская Свинка зааплодировала и была немедленно выдворена судейскими чинами. (Так как не все знают это слово, я вам расскажу, что оно значит. У них был большой брезентовый мешок. Они сунули туда Свинку вниз головой, на веревке опустили мешок за окно, немного подергали веревку, и Морская Свинка весело выскочила во двор.)
«Очень хорошо, что я увидела, как это делается, — подумала Алиса, — а то в газетах часто пишут: «выдворили из пределов», а я до сих пор не понимала, что это значит!»

Признаюсь, что пока мимо меня прошло множество других версий, трактовок, пересказов от драматургов, писателей, переводчиков. Знаю, что перевод Орла критики оценивают как наиболее филологически точный. Фан Паркер, написавшая книгу «Льюис Кэрролл в России», утверждала, что одним из лучших является перевод Щербакова. В 1994 году Яхнин за пересказ «Алисы» получил Международный почетный диплом имени Андерсена. С какого перевода посоветуете начать?

Зато отдельно хочу отметить просто блестящую, на мой взгляд, аудиопьесу по мотивам перевода Демуровой на музыку Высоцкого (1976), в которой с детства нравится буквально все — от сухой лекции Клары Румяновой о Петре Первом и боярах до «Песни башенных часов» про обиженное время. Именно оттуда уже ставшая крылатой фраза: «Все чудесатее и чудесатее!»

Но нельзя объять необъятное, поэтому к «Алисе» я вернусь как-нибудь в другой раз. Тем более что нас еще ждут «Короли и капуста»: переводов Зазеркалья, насколько мне известно, намного меньше — будет интересно сравнить. Есть и варианты для тех, кто предпочитает «Алису в Стране Чудес» в украинском переводе.

Источник

Adblock
detector