лучшие книги в жанре стимпанк

Литература и книги Стимпанк \ Таймпанк (Список)

Жюль Верн: Пять недель в воздушном шаре 1863

Жюль Верн: Путешествие к центру Земли 1864

Жюль Верн: С Земли на Луну \ Из пушки на Луну 1865

Жюль Верн: 20 000 Лье под водой 1869

Жюль Верн: Вокруг света за 80 дней 1873

Жюль Верн: Таинственный остров капитана Немо 1875

Жюль Верн: Робур-Завоеватель 1886

Герберт Уэллс: Машина времени 1895

Жюль Верн: Флаг Родины 1896

Герберт Уэллс: Человек-невидимка 1897

Герберт Уэллс: Война миров 1898

Герберт Уэллс: Первые люди на Луне 1901

Жюль Верн: Властелин мира 1904

Конан Дойль: Затерянный мир 1912

К. С. Форестер: Африканская королева 1935

Григорий Адамов: Повелители недр 1936

Григорий Адамов: Тайна двух океанов 1938

Григорий Адамов: Изгнание владыки 1946

Пик Мервин: Одиночество Титуса 1959

Кит Лаумер: Миры Империума 1961

Ян Флеминг: Chitty Chitty Bang Bang 1964

Кит Лаумер: По ту сторону времени 1965

Кит Лаумер: Командировка в никуда1968

Майкл Муркок: Повелитель воздуха 1971

Майкл Муркок: Чуждое тепло 1972

Майкл Муркок: Левиафан шагает по земле 1974

Майкл Муркок: Пустые земли 1974

Майкл Муркок: Конец всех песен 1976

Кристофер Прист: Машина пространства 1976

Кевин У. Джетер: Ночь морлоков 1979

Карл Александр: Путешествие в машине времени 1979

Майкл Муркок: Стальной царь 1981

Тим Пауэрс: Врата Анубиса 1983

Джеймс Блэйлок: Подземный левиафан 1984

Джеймс Блэйлок: Homunculus 1986

Боб Шоу: Астронавты в лохмотьях 1986

Боб Шоу: Деревянные космолеты 1987

Боб Шоу: Беглые планеты 1989

Тим Пауэрс: The Stress of Her Regard 1989

Брюс Стерлинг и Уильям Гибсон: Машина различий 1990

Валерия Мартин: Мэри Райли 1990

Ким Ньюман: Anno Dracula 1992

Джеймс Блэйлок: Машина лорда Кельвина 1992

Стивен Бакстер: Anti-Ice 1993

Филип Пулман: Северное сияние \ Золотой компас 1995

Кристофер Прист: Престиж 1995

Пол ди Филиппо: Стимпанк 1995

Стивен Бакстер: Корабли времени 1995

Нил Гейман: Задверье 1996

Майкл Суэнвик: Джек/Фауст 1997

Сергей Лукьяненко, Ник Перумов: Не время для драконов 1997

Нил Гейман: Звёздная пыль 1998

Гарри Гаррисон: Кольца анаконды 1998

Диана Дуэйн: Визит к королеве 1998

Грегори Киз: Пушка Ньютона 1998

Сергей Лукьяненко: Искатели неба 1998

Джеффри Барлоу: Спящий во тьме 1999

Шон МакМулен: Souls in the Great Machine 1999

Лемони Сникет: Скверное начало 1999

Лемони Сникет: Змеиный Зал 1999

Лемони Сникет: Огромное окно1999

Филип Пулман: Янтарный телескоп 2000

Гарри Гаррисон: Враг у порога 2000

Шон МакМулен: The Miocene Arrow 2000

Кристофер Булис: Imperial Moon 2000

Лемони Сникет: Зловещая лесопилка 2000

Лемони Сникет: Изуверский интернат 2000

Чайна Мьевиль: Вокзал потерянных снов 2000

Шон МакМулен: Eyes of the Calculor 2001

Лемони Сникет: Липовый лифт 2001

Лемони Сникет: Гадкий городишко 2001

Марк Лондон Уильямс: Ancient Fire 2001

Марк Лондон Уильямс: Dragon Sword 2001

Джеффри Барлоу: Дом в глухом лесу 2001

Джо Лансдэйл: Ned the Seal 2001

Филип Рив: Смертные машины 2001

Джеймс Сваллоу: Ghost Town 2001

Джеймс Сваллоу: Underworld 2001

Джеймс Сваллоу: Iron Dragon 2001

Джеймс Сваллоу: Showdown 2001

Гарри Гаррисон: В логове льва 2002

Лемони Сникет: Кровожадный Карнавал 2002

Лемони Сникет: Кошмарная клиника 2002

Нил Гейман: Коралина 2002

С.М. Стирлинг: The Peshawar Lancers 2002

Чайна Мьевиль: Шрам 2002

Лемони Сникет: Скользкий склон 2003

Филип Рив: Золото хищников 2003

Иэн Маклауд: The Light Ages 2003

Роберт Рэнкин: Чисвикские ведьмы 2003

Лемони Сникет: Угрюмый Грот 2004

Чайна Мьевиль: Железный Совет 2004

Джеффри Барлоу: Strange Cargo 2004

Теодор Джадсон: Война Фитцпатрика 2004

Кеннет Оппель: Небесный скиталец 2004

Марк Гэтисс: Клуб «Везувий» 2004

Алексей Пехов: Под знаком Мантикоры 2004

Андрей Уланов: Крест на башне 2004

Андрей Уланов: На всех хватит! 2004

Лемони Сникет: Предпоследняя передряга 2005

Марк Лондон Уильямс: Trail of Bones 2005

Филип Рив: Адские конструкции 2005

Иэн Маклауд: The House of Storms 2005

Кеннет Оппель: Небесный охотник 2005

Сергей Лукьяненко: Черновик 2005

Андрей Уланов: Колдуны и капуста2005

Лемони Сникет: Конец! 2006

Филип Рив: A Darkling Plain 2006

Томас Пинчон: На день погребения Моего 2006

Гордон Далквист: Стеклянные книги пожирателей снов 2006

Филип Рив: Larklight 2006

Марк Гэтисс: The Devil in Amber 2006

Марк Лондон Уильямс: City of Ruins 2007

Кеннет Оппель: Starclimber 2007

Филип Рив: Starcross 2007

Джей Лэйк: Mainspring 2007

Сергей Лукьяненко: Чистовик 2007

Максим Сабайтис: Битва за небо 2007

Джинн Хейл: Wicked Gentlemen 2007

Гордон Далквист: Черная книга смерти 2008

Марк Гэтисс: Black Butterfly 2008

Джордж Манн: The Affinity Bridge 2008

Джей Лэйк: Escapement 2008

Екатерина Седиа: The Alchemy of Stone 2008

Dru Pagliassotti: Clockwork Heart 2008

Теодор Джадсон: The Martian General’s Daughter 2008

С.М. Питерс: Боги Уайтчепела 2008

Чери Прист: Boneshaker 2008

Тоби Фрост: Space Captain Smith 2008

Тоби Фрост: God Emperor of Didcot 2008

Филип Рив: Mothstorm 2009

Джордж Манн: Ритуал Осириса 2009

Гейл Кэрриджер: Soulless 2009

Джеймс Блэйлок: The Ebb Tide 2009

Артур Слейд: The Hunchback Assignments 2009

Андрей Уланов: День револьвера 2009

Алексей Пехов: Пересмешник 2009

Тоби Фрост: Wrath of the Lemming Men 2009

Джей Лэйк: Pinion 2010

Чери Прист: Clementine 2010

Чери Прист: Dreadnought 2010

Гейл Кэрриджер: Blameless 2010

Гейл Кэрриджер: Changeless 2010

Артур Слейд: The Dark Deeps 2010

Кассандра Клэр: Механический ангел 2010

Джинн Хейл: Lord of the White Hell 2010

Дубликаты не найдены

1634123584337957999

Книжная лига

12.2K поста 57.8K подписчик

Правила сообщества

Мы не тоталитаристы, здесь всегда рады новым людям и обсуждениям, где соблюдаются нормы приличия и взаимоуважения.

При создании поста обязательно ставьте следующие теги:

«Ищу книгу» — если хотите найти информацию об интересующей вас книге. Если вы нашли желаемую книгу, пропишите в названии поста [Найдено], а в самом посте укажите ссылку на комментарий с ответом или укажите название книги. Это будет полезно и интересно тем, кого также заинтересовала книга;

«Посоветуйте книгу» — пикабушники с удовольствием порекомендуют вам отличные произведения известных и не очень писателей;

«Самиздат» — на ваш страх и риск можете выложить свою книгу или рассказ, но не пробы пера, а законченные произведения. Для конкретной критики советуем лучше публиковаться в тематическом сообществе «Авторские истории».

Частое несоблюдение правил может в завлечь вас в игнор-лист сообщества, будьте осторожны.

Валить в одном паровую антиутопию и путешествия во времени как-то глупо.

И на каком основании произведения Жуль Верна относятся?

Да, и при чем тут Жюль Верн? Черновик каким боком тут? Под знаком Мантикоры? Да божечки мои, даже трилогию Пулмана в «стимпанк» записали. в общем, это.. как бы помягче сказать. список так себе.

А потом я догадался погуглить по фразе «Предтечи 1850-1899», и нашел древний форум, на котором сообщение аж от 2011 года, откуда все это и скопипащено. Лол.

Так и я о чем. Тут стимпанка реального меньше половины списка.

Черновик/Чистовик добавили за счёт города Кимгим (мир Вероз), наверное.

А вот по Пехову вообще не понятно.

Там много странного в списке.

Скотт Вестерфельд, Левиафан. А какие к нему арты от Кит Томпсон.

тогда в предтечи и Александра Беляева стоит записать

Добавлю Пехова с его новой серией Ингениум

1527529990191792484

На IMDb по Черновику мало голосов, не было зарубежной премьеры (кто все эти люди) и распределение голосов не подчиняется гауссиане. https://www.imdb.com/title/tt6270596/ratings?ref_=tt_ov_rt Для сравнения известный фильм 1979 года подчиняется гауссиане. https://www.imdb.com/title/tt0078748/ratings?ref_=tt_ov_rt Фильм 1984 года подчиняется гауссиане https://www.imdb.com/title/tt0088247/ratings?ref_=tt_ov_rt

m3357166 1210932869

Литературные мистификации. Как Брюсов придумал двух поэтесс

В истории отечественной литературы Серебряного века есть много любопытных эпизодов, которые не вошли в школьные учебники. Всего ведь не расскажешь — надо многотомные сочинения писать, чтобы все эти факты и фактики уместить.

Иногда случайно обнаруживаешь какой-нибудь малоизвестный эпизод в биографии великих и очень хочется поделиться с читателями. Например, знали ли вы, что знаменитый русский поэт-символист Валерий Брюсов однажды решил притвориться сразу двумя поэтессами?

1631041183156468263

В общем, на рубеже 1910-х годов ему захотелось поиграть. Провести этакий литературный эксперимент по мотивам недавно прогремевшей на всю литературную Россию истории с выдуманной поэтессой Черубиной де Габриак.

Брюсов решил взять количеством. Вместо одной загадочной и талантливой незнакомки у него будет сразу две. Каждой он придумал звучное имя — Мария Райская и Ира Ялтинская. Осталось написать за них стихи, сочинить им биографию и ввести в отечественную литературу.

Особенно драматичным получился образ Марии Райской. Якобы Брюсов встретил в 1899 году 21-летнюю девушку, прочел ее стихи и сразу понял, что перед ним одаренная поэтесса. Однако в 1907 году Райская умерла в одесской больнице, и вот теперь Брюсов наконец решился воздать ей должное — опубликовать ее стихи. Трогательно?

Биографию Иры Ялтинской он не продумывал так серьезно. Зато у ее сборника уже даже появилось название: «Крестный Путь. Стихи за двадцать лет. 1893–1913 г.». Книга стихов должна была сопровождаться автобиографией.

Но обе девушки так и остались только проектом. В конце концов, Брюсов решил слепить из них одну, убрав все фамилии и биографические сведения. Осталось только имя — Нелли.

В 1913 году сборник «Стихи Нелли», подготовленный Брюсовым, увидел свет в издательстве «Скорпион» и поверг отечественных поэтов в недоумение. Подписи у них не было. Зато сборнику предшествовал сонет Брюсова в формате посвящения. В книге было 28 стихотворений — предельно изысканных и куртуазных:

Из-под шляпы чёрно-бархатной,

Вижу перлы, вижу яхонты.

Многие купились. Владислав Ходасевич написал рецензию на сборник:

«Имя Нелли и то, что стихи написаны от женского лица, позволяют нам считать неизвестного автора женщиной. Тем более удивительна в творчестве совершенно мужская законченность формы и, мы бы сказали, — твердость, устойчивость образов. Ведь читатель, конечно, согласится с нами, что стихи женщин, обладая порою совершенно особенной, им только свойственной прелестью, в то же время неизменно уступают стихам мужским в строгости формы и силе выражения».

Читайте также:  когда садить пионы на урале лучше

Но вот Сергей Городецкий, например, не обманулся и напечатал статью, в которой недвусмысленно заявил, что автор этих строк — сам Брюсов. В ответ на это лидер русского символизма прислал в редакцию письмо с опровержением:

«Считаю совершенно необходимым заявить, что псевдоним Нелли принадлежит не мне, но лицу, не желающему пока называть свое имя в печати».

m3582407 1773763759

1634123584337957999

«Началось с неумения надевать чулки и кончилось неумением жить»

Таков удел Ильи Ильича, главного героя произведения «Обломов» 1859 года. Если натянуть чулок кое-как ещё можно, то с жизнью увильнуть не выйдет. Она постоянно трогает нас и толкает к самым непредвиденным решениям, помогает обрести цель, одним словом, заставляет шевелиться. Однако, даже у нее не вышло поднять Обломова с дивана и повлиять на его окончательный образ жизни.

1629374151153416093

Сложно ответить кто действительно виноват. Повествование начинается с лежачего Ильи Ильича в постели, пассивного и ленивого человека. Пойди пойми, что превратило здорового человека в лежачий пончик. Он абсолютно бездеятелен, а парад гостей, посетивший его квартиру, поражён «философией» дворянина и бесконечным желанием размышлять и думать.

Илья Ильич с такой наукой почти прирос к дивану, благо у судьбы на Обломова другие планы: она осыпает его проблемами и посылает образованного немца Штольца, друга главного героя и одновременно освободителя, который собирается вырвать Илью раз и навсегда из объятий обломовщины.

1629381692125157314

1629498694139428013

Илья Ильич заставляет задуматься не только о том, какое отношение должно быть к женскому полу и какую копейку сберечь, но и о том, кто же действительно умеет жить? Мертвое общество, снующее каждый день, как муха? Рационалистичный, практичный Штольц, вечно стремящийся к достатку? Или Обломов, который сознательно отказался от бессмысленной деятельности?

1629381799135614644

И.А. Гончаров показал не только, как лучшие качества могут погибнуть в человеке, но и как они воскресают. Это произведение действительно покажет вам, что значит «умение жить».

1629499420117414380

m3357166 1210932869

Командор. Памяти Владислава Крапивина

162714249317412264

А здесь, похоже, еще не осень. Скорее, август, а то – июль. В теплейшем воздухе вьются осы живее всех веретён и юл, крапива щедро язвит лодыжки, звенит кузнечиковая рать, и ни малейшей тебе одышки, и никакого тебе одра. Шагаешь вдаль, невесом и тонок, готов полмира пройти пешком, то на деревья косишься, то на свои сандалии с ремешком, трава по пояс, пружины в пятках, футболка выпачкана в земле. Ты скинул больше семи десятков, ты снова Славка, тебе семь лет – листы акации вместо денег, синяк на локте, в зубах смола, твоя вселенная беспредельна и в то же время малым мала. А между тем подступает вечер, и ноги сами несут тебя на неизменное место встречи тобою выдуманных ребят.

В костре потрескивает валежник, но дым не горек, а сладковат. По этим отрокам в мире внешнем скучают ванная да кровать. Закат у Башни всегда оранжев и пахнет дикой густой травой. Сегодня каждый пришел пораньше, поскольку повод нерядовой, залиты йодом зигзаги ссадин, вихры приглажены в сотый раз. Посмотришь сбоку, а лучше сзади, ни дать ни взять – образцовый класс, ушей услада, очей отрада. Хотя, по сути, любой из них – боец мальчишеского отряда, дозорный, конник, трубач, связник. Хотя за каждым стоит такое, о чем и думать не хватит сил – шеренга серых казенных коек; планета, съехавшая с оси. У них задача – всегда быть рядом, пресечь войну, погасить раздор…

Сегодня вечером с их отрядом впервые встретится Командор.

1605016081289356325

Что-то маловато хэппи эндов в русской классике

1625550733114838146

m3515216 223999548

1634123584337957999

Гранатовый браслет: Чувства Желткова – любовь или сумасшествие и почему Желткова нужно было бы отправить на седьмую версту?

Немного лет тому назад я, так же как и многие другие школьники, сидела за партой в классе на уроке литературы, на котором мы ознакомились с творчеством А.И. Куприна. Одним из ключевых, важных и включённых в школьную программу произведений из творчества Куприна является повесть “Гранатовый браслет”, а по изучении данного произведения ученикам для написания сочинения предоставляется несколько тем, включая весьма интересную – “Чувства Желткова – любовь или сумасшествие”.

Все как один начинают говорить, что это, безусловно, была любовь, да причём ещё и не простая, а светлая, высокая, великая, нерушимая и прочая, и прочая, и прочая. Наш учитель литературы, несмотря на кажущуюся альтернативу, принимал только этот вариант ответа за правильный, а любая оппозиция подавлялась. Но что если я скажу Вам, что здесь невооружённым глазом видна клиническая картина биполярного аффективного расстройства и на самом деле Желткова стоило бы отправить на седьмую версту? Давайте разбираться.

Для начала кратко вспомним сам сюжет, действия героев и ту оценку, которую им приписывает критика и школа, а затем попробуем подумать сами.

Итак, действие повести начинается в день именин молодой женщины, княгини Веры Николаевны Шеиной – жены предводителя дворянства. Собираются гости – родственники и близкие друзья, вечер проходит, как это бывает всегда, хорошо – “тих и тепл”, хоть и с мелкими казусами. Но неожиданно Вера получает подарок от тайного поклонника. Развернув бумагу, она увидела гранатовый браслет в новеньком ювелирном футляре и записка. Прочитав оставленные “инкогнито” строки, Вера с неудовольствием понимает, что сей подарок был отправлен господином Г.С.Ж., который вот уже 8 лет преследует Веру своими письмами, в которых сообщает о своей “любви” к ней.

Портить вечер, объявляя о столь неожиданном подарке, Вера не решается, и далее мы можем наблюдать, как муж Веры показывает гостям свой альбом. В нём князь рисует иллюстрации к своим сатирическим рассказам, в основу которых ложился подлинный эпизод из жизни, но краски столь сгущены, что выходит презабавная история.

После описания самого вечера, вниманию читателя предлагается описание пейзажа и рассказы-рассуждения о любви в исполнении генерала Аносова – старого друга погибшего отца Веры, которого она с сестрой именует просто и тепло “дедушка”. В этом же разговоре княгиня, желая услышать от генерала дельное напутствие, рассказывает ему “со всеми подробностями о каком-то безумце, который начал преследовать её своею любовью ещё за два года до её замужества”. На это Аносов, подумав, отвечает, что-де, может, это ненормальный малый или маньяк, а “может быть, твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины.”

В отличие от генерала, брат Веры, Николай, счёл поступок Г.С.Ж. недопустимым, выходящим за границы, где можно “смеяться и рисовать забавные рисуночки”. Потому на следующий день он разыскивает этого тайного поклонника. Им оказывается молодой мужчина, чиновник контрольной палаты Г. С. Желтков. Николай и муж Веры, князь Василий, приходят домой к Желткову. Производится “воспитательная беседа”, в которой Николай просит Желткова больше не писать к Вере. Дабы убедить чиновника в серьёзности сказанного, Николай угрожает, что он, если потребуется, примет жесткие меры.

Далее во время беседы Желтков просит у гостей разрешения позвонить Вере. Он хочет переговорить с ней. Князь Шеин согласился – ему “жалко этого человека”, Николай возразил, но телефонный разговор всё же состоялся. Вера отвечает Желткову, что хочет закончить эту историю. Тогда Желтков обещает мужу и брату Веры уехать из города навсегда, частично он объясняет это и тем, что он “растратил казенные деньги”. Также, перед окончательным концом беседы, Желтков, с разрешения мужа Веры, пишет княгине последнюю (нет, как мы узнаем позже) записку.

Всё эти события необычайно сильно волнуют душу княгини, прерывая мирный ход её жизни. Она решает поехать к Желткову, чтобы взглянуть на него и проститься с его телом. У покойника было “умиротворённое выражение” лица, которое, как вспоминала Вера, она “видела на масках великих страдальцев – Пушкина и Наполеона”запомните этот момент, он нам потом весьма пригодится, чтобы расставить все точки над i.

Там же, на квартире, старушка-хозяйка отдает Вере записку – на сей раз уже точно последнюю. В ней Желтков указал отрывок из сонаты Бетховена (соната № 2, op. 2. Largo Appassionatо). Это, по мнению покойного, самое лучшее произведение.

Вернувшись домой, Вера просит подругу сыграть ей что-нибудь. По вселенской случайности подруга играет именно ту часть сонаты, о которой писал Желтков. Вера плачет, но, дослушав музыку, успокаивается – она вдруг понимает, что Желтков простил её и всё хорошо.

В общем, как Вы можете помнить со школьной скамьи, обычно нам говорят, что чувства Желткова чисты, искренни и возвышенны.

Давайте просто прочтем несколько строк из сочинений и статей, что находятся в общем доступе в сети Интернет:

“Рассказывая историю искренней и чистой, но безответной любви героя к замужней женщине, Куприн подталкивает читателя к размышлению о том, какое место занимает чувство в жизни человека, на что дает право, как меняется внутренний мир того, кто имеет дар любить…”
Источник: https://litfest.ru/shortwork/soderzhanie-granatovyy-braslet.

“Теме величия души маленького человека, которое проявляется благодаря любви, посвящен «Гранатовый браслет». ”

“Я считаю, что чувства Желткова – это настоящая, преданная, крепкая любовь, которую ничто не может сломить…”
Источник: https://www.kritika24.ru/page.php?id=61535

“Любовь является загадочным и не всегда понятным чувством. Как много о нём говорят и пишут! Так, А. И. Куприн в произведении «Гранатовый браслет» рассказал историю беззаветной и безответной любви невзрачного чиновника к прекрасной княгине, чересчур сдержанной и высокомерной…”
Источник: https://litrekon.ru/sochineniya/po-literature/chuvstva-zhelt.

“Любовь самоотверженная, не ждущая награды – именно о такой, бескорыстной и всепрощающей любви, пишет Куприн в повести «Гранатовый браслет»…”
Источник: https://seemly-brain.livejournal.com/4334.html

Думаю, общий посыл сего Вы уловили. Теперь давайте разбираться, что такое БАР или биполярное аффективное расстройство, которым я так смело напугала Вас вначале статьи.

БАР или, как ранее называли данное расстройство, маниакально-депрессивный психоз, МДП; или первоначально — циркулярный психоз – это хроническое психическое заболевание, в клинической картине которого преобладают аффективные расстройства, протекающие в виде фаз. Фаз всего две – эпизода мании и эпизоды депрессии. Также между данными фазами могут встречаться эпизоды полного восстановления психического здоровья – так называемые ремиссии.

Читайте также:  лучшая антенна для автомагнитолы по отзывам

Для того, чтобы лучше осознать, как происходит течение заболевания, закройте глаза, вспомните уроки алгебры и представьте себе обыкновенную ось координат: прямую линию 0х и перпендикулярную ей 0у.

Сверху, в области положительных чисел на оси 0у, располагается область маний. Здесь больной испытывает прилив бодрости. Жизнерадостность брызжет фонтаном, все мысли о будущем оптимистичны, больной придает своим возможностям чрезмерную положительную оценку (важно понять, что человек не просто начинает верить в собственные силы, как какой-нибудь self-made man, а его оценки попросту неадекватны).

Действия могут иметь самый авантюристский, неадекватный и неуправляемый характер – сейчас царит полёт. Здесь же могут присовокупляться бред величия и/или бред преследования, а иной раз – и рифмоплётство.

Мысли могут иметь скачкообразный характер, работоспособность при этом может снижаться, ведь всё хочется успеть, а одно дело влечет к следующему, а то к другому и так далее. В этой фазе человек мало спит – энергии в нём столько, что, кажется, будь он лампочкой, то осветил бы весь мир. Присутствует речевое и двигательное возбуждение.

Маниакальные фазы могут иметь различные клинические проявления, то есть русло, в которое больной “направит” свою неисчерпаемую в этот период энергию. Вариантов много: классическая “солнечная мания”, гневливая мания, мания со спутанностью, заторможенная (от чрезмерного прилива сил и восторга), мания с дурашливостью, маниакальное буйство и прочая, и прочая. Останавливаться на каждом варианте проявления мы не будем.

Просто запомним, что мания может проявиться по-разному, в разных действиях и степени их энтузиазма.

Рисуем график дальше и спускаемся ниже оси 0x. Здесь мы встретим депрессию. Всё плохо. Своего рода эпизоды депрессии – это антагонисты мании, их полная противоположность.

Больного ожидает сниженное настроение, заторможенность мыслей, общее снижение любой активности, апатия или боязливость. А также тоскливость, тревога, страх и, как следствие, суицидальные настроения. Эдакое состояние траура или “русская хандра”, как изволил выразиться А.С.Пушкин, в сгущенных красках. В зависимости от совокупности преобладаний тех или иных элементов выделяют также различные варианты депрессии.

Так вот, при БАР депрессии и мании могут чередоваться с завидной точностью, словно играя в чехарду на нашей оси 0х, а могут идти без всякого порядка. При втором варианте в большинстве случаев чаще всего на четыре депрессивных фазы присутствует одна маниакальная, но и у этого правила есть исключения.

Эпизоды ремиссии (т.е. выздоровлений) могут присутствовать, а могут и отсутствовать вовсе.

По статистике более 50% БАР проходят с чередованием только депрессивных фаз, 10% случаев – наоборот, чередуются только маниакальные фазы.

Если проявляется только одна фаза, то вид течения БАР обозначается МОНО- или УНИ- -полярным. А если к эпизодам маний присоединяется хоть один эпизод депрессии или наоборот, мы говорим о БИполярном виде БАР.

По некоторым данным, многие исследователи сходятся во мнении, что биполярным аффективным расстройством страдали такие личности, как Винсент Ван Гог, Эрнест Хемингуэй, М.А. Врубель, Н.В. Гоголь, А.А. Фет, и – о удивительное совпадение (вспомните цитату об умиротворённом выражении лица Желткова, которое заметила Вера) – А.С. Пушкин.

Но вернемся к нашим баранам. Чтобы понять, для чего мы сейчас разбирали биполярное аффективное расстройство и что далее мы будем делать с этим знанием, проявим терпение и вспомним несколько деталей, а также ответим на один важный вопрос, который решит наши последующие действия.

Вспоминать будем словесный портрет Желткова, который нам любезно оставил сам А.И.Куприн в произведении, а вопрос, на который Вы ответите без моих подсказок, прозвучит просто и лаконично, но, прошу меня простить, он расположен несколько ниже.

Итак, вспомним, что же нам известно о Желткове.

Г.С.Ж. – мелкий чиновник контрольной палаты. Он “был высок ростом, худощав, с длинными пушистыми, мягкими волосами. ” Был “очень бледный, с нежным девичьим лицом, с голубыми глазами и упрямым детским подбородком с ямочкой посредине…” и имел слабый голос.

Возраст Желткова – “около тридцати, тридцати пяти.” Позволю себе отвлечься и заметить, что распределение дебюта заболевания по возрасту показывает, что в возрасте от 25 до 44 лет заболевают 46,5 %. При этом биполярные формы чаще развиваются в более молодом возрасте, до 25 лет, а униполярные — после 30 лет.

Когда брат Веры и её муж приходят к нему на разговор, Желтков то теряется, шепчет, то вдруг смеется и говорит скоро, будто “покатился, как с обрыва”, то садится на диван, то вскакивает с него. При встрече «...худые, нервные пальцы Желткова забегали по борту коричневого короткого пиджачка, застегивая и расстегивая пуговицы...», а через некоторое время «...опять его дрожащие руки забегали, теребя пуговицы, щипля светлые рыжеватые усы, трогая без нужды лицо...»

Также случилось так, что Желткова “не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей”, ведь для него “вся жизнь заключается только в Вас [Вере]”. Замечу, что у Желткова есть брат, который впоследствии организовывает его похороны, из чего можно заключить, что видимо брат любил его. Но Желткова родные не интересуют – зачем и к чему, ведь есть Вера. В своей предсмертной записке он провозглашает девушку своим идолом, восклицая “да святится имя твоё!”

А теперь пожалуйста закройте глаза и представьте себе Желткова по описанию. У Вас уже сложился образ обычного, среднестатистического чиновника контрольной палаты? Или хотя бы образ здорового человека? У меня тоже нет.

Закрепим успех, вспомним историю “любви” Желткова и дойдем до моего вопроса, обращенного к Вам. А по ходу истории, чтобы нам не было скучно, я буду сравнивать обстоятельства с проявлениями БАР.

Итак, все началось за два года до замужества Веры и за восемь лет до именин княгини в начале книги. Желтков был в цирке – цирк место шумное, это известно каждому. Также это место весьма опасно для впечатлительных, ранимых и шатких на психическое здоровье людей. Здесь много шума, много ярких цветов, вспышек света, гула и гама толпы. Предположим, что на момент, когда Желтков был в цирке, под гнетом душной атмосферы города, жизненных неурядиц и эндогенных факторов, он был уже болен либо был в пред-состоянии. Вдруг посреди всего шума и движения он видит Веру в ложе. Вера девушка на тот момент молодая, ещё незамужняя да и притом красивая.

“…И тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас [Веры] и нежнее. В Вас [Вере] как будто бы воплотилась вся красота земли…” – сообщает нам Желтков. Что же произошло, что изменилось? Всё просто – началась фаза мании.

Мания окрыляет. Желтков, забывая о классовом неравенстве, о приличиях да и, в принципе, обо всём, пишет Вере письма – “я писал ей глупые письма и даже ждал на них ответа…”, и сначала письма “носили вульгарный и курьёзно пылкий характер, хотя и были весьма целомудренны” – пожалуйста, в данной цитате мы видим прямую подсказку от А.И.Куприна – спутанность мыслей: Герой хочет и поразить девушку пылкими речами, и в то же время вспоминает, что надобно бы ещё показаться и джентльменом, человеком чести.

Вера просит оставить её в покое. Тогда Желтков начинает писать только целомудренные поздравления к различным праздникам.

Вы можете сейчас сказать: “Ага, вот загвоздка – у него же маниакальная фаза, он переоценивает свои силы, его это не должно было бы сдержать, будь он действительно болен!”

Что ж, воля Ваша. Но это наталкивает меня на мысль, что маниакальные фазы протекали у Желткова с “ослабленным характером”. Здесь же напомню, что Желтков, несмотря на болезнь, имел и сохранял за собой место работы. А значит он (может и не всегда, но в большинстве случаев) сохранял работоспособность: выполнял поручения, приходил вовремя, исполнял свои обязанности и так далее. Согласитесь, это требует некоторой собранности мыслей. Я предполагаю также, что, быть может, между фазами маний и депрессий у него даже наступали ремиссии, во время которых он особенно хорошо работал, так, что работодатель и вовсе раздумывал его увольнять.

С письмами разобрались. Но ведь письмами дело, естественно, не ограничилось.

Желтков начинает следить за Верой. Следить фанатично: любую вещь, к которой девушка прикоснётся или которую забудет, Желтков присваивает себе. Мы видим это из строк «. Я вот сейчас затопил печку и сжигаю все самое дорогое, что было у меня в жизни: ваш платок, который, я признаюсь, украл. Вы его забыли на стуле на балу в Благородном собрании. Вашу записку, – о, как я ее целовал, – ею Вы запретили мне писать Вам. Программу художественной выставки, которую Вы однажды держали в руке и потом забыли на стуле при выходе…» и «...Очевидно, он постоянно следил за ней, потому что в своих письмах весьма точно указывал, где она бывала на вечерах, в каком обществе и как была одета...» Собственно в периоды, когда он имеет возможность “хоть редко, хоть в неделю раз” видеть девушку, его приподнятое настроение сохраняется, маниакальная фаза этому способствует.

В периоды, когда праздников не было (а, следовательно, и повода для писем Вере или “встречи” с ней), Желтков вероятно пребывал в депрессивных фазах. Существовал, работал, думал о плохом – видимо в одну из таких фаз достал где-то револьвер, которым потом и застрелится в финале. Но здесь мы уже уходим в манящую область догадок – сложно анализировать литературного героя, чтобы клиническая картина получалась полностью сформированной, без пропусков и пробелов.

Читайте также:  лучшая раса для монка

Жест с браслетом – явный признак “полёта”, то есть маниакальной фазы.

Желтков, во-первых, забывает (снова) об уговоре более Веру не тревожить, а во-вторых, делает грандиозное дело – заказывает золотую копию серебряного браслета своей бабушки. Видимо на браслет (а может и другие подарки) Желтков и “растратил казенные деньги”, как он признался князю Шеину и брату Веры в финальном разговоре.

В каком состоянии мелкий чиновник контрольной палаты может решиться на подобное: брать и тратить деньги на подарок замужней женщине, не задумываясь о последствиях? Ответ прост – в эпизоде мании биполярного аффективного расстройства.

Но его браслет отвергают – муж Веры и Николай возвращают украшение Желткову и настоятельно просят его более её не беспокоить.

Как мы помним, Желтков просит телефонного разговора, а, поговорив с Верой и услышав от неё то же, возвращается в странном состоянии: “Глаза его блестели и были глубоки… И видно было, что он совсем забыл о светских приличиях, о том, кому где надо сидеть, и перестал держать себя джентльменом. И опять с больной, нервной чуткостью…

Фаза мании идёт на спад. На смену ей приходит депрессия. А в депрессивную фазу больного сопровождает суицидальное настроение.

Думаю, Желткова можно приписать к категории (по Shneidman, 1981, 1993) “инициатор смерти”, то есть человек, который совершает попытку самоубийства, совершает её потому как считает, что процесс умирания уже начался или близится к завершению. Почему? Ответ ищем в его предсмертной записке – “случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей – для меня вся жизнь заключается только в Вас [Вере]”.

Николай и князь Шеин явно дали понять Желткову, что отныне все прекращается и точка, что если он продолжит свои привычные “фокусы” с письмами и подарками, то они обратятся к букве закона. То есть с момента разговора у Желткова “отняли” его смысл существования, а следовательно отныне считай его жизнь уже закончилась. Отчасти, возможно, своим самоубийством Желтков пытается привлечь внимание Веры к себе.

Предположим, что после всего вышесказанного Вы всё ещё не верите, что чувства Желткова – сумасшествие в чистом виде. Допустим, у Вас на то свои причины. В таком случае, как хорошие полицейские, “отработаем все варианты”.

Какие “улики” и доказательства есть, чтобы утверждать о любви Г.С.Ж.? В основном это только слова самого Желткова (из его записок, писем и спутанных запальчивых речей), одиночная фраза князя Шеина и лёгкое предположение генерала Аносова.

“Трудно говорить такую… фразу… что я люблю вашу жену. Но семь лет безнадёжной и вежливой любви дают мне право на это”

“Всё равно и там [имеется в виду другой город] так же я буду любить Веру Николаевну, как здесь…”

“Я не виноват, Вера Николаевна, что Богу было угодно послать мне, как громадное счастье, любовь к Вам…”

“Я проверял себя – это не болезнь, не маниакальная идея – это любовь, которую Богу было угодно за что-то меня вознаградить…”

Князь Шеин, в разговоре с Верой:

“…Я скажу, что он любил тебя, а вовсе не был сумасшедшим…”

Слова генерала Аносова я упоминала во втором пункте, вспоминая сюжет, но повторюсь:

“…Может, это просто ненормальный малый, маньяк, а – почем знать? – может быть, твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины.”

В общем, как Вы можете видеть из данных цитат, все герои наперебой заверяют несчастную Веру да и нас вместе с ней, что Желтков любит и сумасшедшим вовсе не является. Возникает закономерный вопрос – кто из данных троих героев психиатр? Правильный ответ – никто, а судить о вещах, в которых ничего не смыслишь, но что-то чувствуешь и догадываешься, может каждый. Вы дадите себя оперировать человеку с улицы, который скажет, что он без медицинского образования, но, знаете ли, проверял себя, долго думал и понял – оперировать он умеет. Я тоже нет.

Итак, перво-наперво давайте не будем играть в подмену понятий. Собственно, приняв данное правило, Вы уже во многом разберетесь и сами.

Проведём маленький эксперимент и предположим, что Желтков Веру… любит. Но что такое любовь? Казалось бы, ответ на данный вопрос известен каждому. Но, дабы не получить удары камнями за свою собственную трактовку – так как многие уважаемые люди могут выразить претензию, что я крайне мало существую в этом Мире, чтобы заявлять своё мнение аксиомами – я буду использовать слова великих Людей, ведь, согласитесь, спорить с Толстым или Достоевским уже посложнее.

Настоящая, истинная любовь есть светлое чувство, лишенное пошлости и вульгарности – она выше этих низменных чувств. Однако письма Желткова доказывают нам обратное. Их первоначальный вид носил “вульгарный и курьёзно пылкий характер, хотя они и были весьма целомудренны.”

Проходит два года. Вера выходит замуж. Отчего же Желтков, понимая, что они не могут быть вместе, не оставляет её в покое? Ведь, как мы знаем из самой повести, княгиня Вера своего мужа любит – “прежняя страстная любовь к мужу давно уже перешла в чувство прочной, верной, истинной дружбы”; “Возьмите хоть нас с Васей. Разве можно назвать наш брак несчастливым?” – спрашивает Вера у генерала Аносова, а тот неохотно отвечает: “Ну, хорошо… скажем – исключение.”

Разве это настоящая любовь, когда человек старается расстроить счастье другого? Антуан де Сент-Экзюпери утверждал, что “настоящая любовь начинается там, где ничего не ждут взамен”, а “если ты любишь без надежды на взаимность, молчи о своей любви. В тишине она сделается плодоносной”. Если любишь от всего сердца, то ты рад счастью любимого человека и не имеет значение – счастлив он с тобой или с другим. “Любить – это значит находить в счастье другого своё собственное счастье” говорит нам немецкий философ Готфрид Вильгельм Лейбниц, а Лев Николаевич Толстой утверждал, что “Любить – благо, быть любимым – счастье”. Если бы Желтков действительно любил Веру, он довольствовался бы её счастьем, не требуя взамен знаков внимания в свою сторону, ведь “Любовь – это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить, и всё же она у тебя останется” (Л.Н.Толстой).

Отчего-то принято считать “любовь” Желткова честной, бескорыстной и ничего не ждущей взамен, но ведь сейчас ситуация складывается не в лучшую для “любви” Желткова сторону. С одной стороны он говорит, что был счастлив просто видеть Веру, а с другой утверждает, что, если бы Николай и князь Шеин прибегли к вмешательству власти и Желткова посадили бы в тюрьму, то и там он нашел бы “способ дать ей знать о своём существовании…”

Зачем давать знать о своем существовании, если это истинная любовь, если “это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить, и всё же она у тебя останется”, зачем искать внимания Веры, если “свойство любви именно в том, что она даёт благо тому, кто её испытывает”, как говорил Л.Н.Толстой?

Причём, вдумайтесь, Желтков прекрасно понимает, что своим вмешательством в жизнь княгини он приносит ей страдания. Разве это любовь?

Желтков говорит, что смыслом его жизни стала Вера, в ней “заключается вся жизнь” Г.С.Ж., но истинная любовь есть не смысл, это сила – “Любовь есть сила жизни. Любовь есть правило для исполнения всех правил”. Если бы Желтков любил Веру, эта любовь вдохновила бы его на великие поступки. Я не имею в виду что-то грандиозное в общепринятом смысле этого слова: он бы не стал великим художником или поэтом, не сделал бы чрезвычайное открытие, нет. Но если бы он любил, он нашел бы в себе силы жить – жить, помогать своим ближним. Жизнь по правилу – это тоже подвиг. А сама “жизнь, какая бы ни была, есть благо, выше которого нет никакого” утверждал Лев Николаевич Толстой.

Так что если бы Желтков действительно любил, он не лишил бы себя жизни.

Немного отступлю в сторону и замечу, что, например, князь Шеин Веру действительно любил. Вы спросите, отчего же он не приревновал её к Желткову, отчего при их личной встрече он не укорял чиновника, не злился на него. Ответ прост, его даёт нам Фёдор Михайлович Достоевский – “В истинно любящем сердце или ревность убивает любовь, или любовь убивает ревность”. Князь Шеин выше ревности, потому как любит чистой любовью.

Что ж, давайте сделаем маленький перерыв и подведём итоги. Сейчас задумайтесь и ответьте на один простой и давно обещанный мною Вам вопрос: чувства Желткова – это сумасшествие или любовь?

Собственно, подводя итоги, я не хочу ничего сказать о “Гранатовом браслете”, о школьной программе, не хочу заявлять, что “Гранатовый браслет” нужно исключить из списка изучаемой литературы, нет.

“Гранатовый браслет” – это интересная повесть, имеющая в основе своего сюжета реальные события, это история о разной любви: о трепетной, о невзаимной, о чуткой и слепой любви, но ещё это история и о сумасшествии. Эта повесть привносит в жизнь каждого читателя новые знания и потому она, как и любое творчество, бесценна.

Единственное, что мне хотелось бы сказать, так это то, что не стоит путать клинику и чувства, а ещё навязывать это мнение десятиклассникам.

Пусть каждый сам для себя решит, что же действительно чувствовал маленький чиновник контрольной палаты

Источник

Adblock
detector